Продолжу свой пост ))

7 комментариев

Остановилась я на том, что в сентябре была на Международном форуме «Солнечный берег» Организаторы пригласили лучших специалистов из разных сфер, которые так или иначе связаны с деятельностью благотворительных фондов.

Одним из спикеров оказался нейрохирург, доктор медицинских наук Дмитрий Юрьевич Зиненко, который заведует нейрохирургическим отделением Московского НИИ педиатрии и детской хирургии Минздрава РФ, и его тренинг «Возможности современной функциональной нейрохирургии в педиатрии», честно сказать, меня удивил.

Дело в том, что болезни, на которых специализируется Зиненко, считаются практически неизлечимыми, это ДЦП, эпилепсия и ряд других тяжелых заболеваний. Однако доктор с улыбкой в голосе нам сообщил, что со всем этим они успешно борются.

Моя реакция – ШОК! )) а все потому, что лечение ДЦП (с которым я не понаслышке знакома) всегда ограничивалось консервативными методами - массаж, ЛФК, лекарства, хирургическое удаление контрактур. Ни один из перечисленных способов «лечения» не избавлял от главной проблемы – спастики, которая не позволяет человеку совершать полноценные движения. Чтобы как-то держаться в относительной форме, дцпэшнику необходимы ПОСТОЯННЫЕ курсы массажа и ЛФК, но, как известно, удовольствие это недешевое, и люди часто, опустив руки, остаются один на один со своей проблемой.

Оказалось, что есть целых два способа избавиться от спастики.Первый, достаточно рискованный способ – это ризотомия, когда пересекаются нервные корешки спинного мозга, которые посылают патологическую информацию от мышц в мозг (или наоборот), мышцы расслабляются, однако такая операция может вызвать осложнения, поскольку восстановить нервные волокна невозможно. Операция эта дорогостоящая, делают ее детям в крайне тяжелых случаях.

Второй способ – это имплантация баклофеновой помпы. Суть метода заключается в том, что пациенту устанавливают специальное устройство с лекарством, которое непрерывно подается в спинномозговой канал, снимая зажатость мышц. То есть происходит то же прерывание нервного импульса, только с помощью лекарства и без физического травмирования. Благодаря баклофеновой помпе можно практически полностью устранить спастический синдром. Это значит, что человек имеет шанс стать здоровым.

В России зарегистрировано 80 000 детей с диагнозом «детский церебральный паралич», ежегодно появляется 6 тысяч малышей с этим диагнозом, а частота заболевания составляет 2,5-5 случаев на тысячу новорожденных. И мне удивительно, что в этой стране так мало внимания уделяется этой проблеме. Кстати говоря, если для детей имеются какие-то реабилитационные центры, то взрослые дцпэшники полностью предоставлены сами себе.

Странно еще то, что об инновационных методах лечения, о которых шла речь выше, очень мало известно родителям детей с ДЦП. Это притом, что многие из них посвящают свою жизнь, все свое свободное время здоровью детей. Людям, которых не коснулась эта напасть, сложно представить, «кочевую» жизнь из больницы в больницу, из санатория в санаторий, когда никто не обещает исцеления твоему ребенку, и лечение в лучшем случае дает только временное облегчение. Такая жизнь никак не укладывается в рамки нормального существования. Получается, возможности современной нейрохирургии могут помочь тысячам людей вырваться из этого «колеса Сансары».

Одна из причин, по которой до людей не доходит информация об инновациях в области медицины, – это плохая коммуникация между врачами разных специализаций. В данном случае неврологи, ведущие пациентов с диагнозом ДЦП, не в курсе о положительных результатах новых технологий, которые применяют нейрохирурги, поэтому больным прописывают пожизненную реабилитацию.

Еще одна причина непопулярности инновационных технологий – это их дороговизна. Для простого жителя России операция стоимостью больше миллиона рублей – это неподъемная сумма. Впрочем, государство выделяет квоты на проведение подобных операций, но их непростительно мало.

Например, метод установки баклофеновой помпы внесен в систему государственного квотирования, а значит, для больного она бесплатна. Получить квоту может любой гражданин России. Для этого необходимо приехать на консультацию в медицинский центр, который имеет квоты для распределения, и если данная технология показана пациенту, операции быть. Если кто не знает, консультацию в московском центре может получить пациент из любого региона, даже не имея направления от своего "местного" невролога.

Что касается количества выделяемых квот, то я не понимаю, чем руководствуется государство. Реабилитация, в которую все-таки вкладывается наш Минздрав, – это довольно дорогостоящее направление. Обслуживание центров и санаториев, дорогостоящее оборудование, зарплата специалистов – все это постоянно растущие расходы, так как количество больных не уменьшается. Между тем, оплатив людям операцию, которая избавит их от спастики, а соответственно и от пожизненной реабилитации, можно не слабо сэкономить. Но видимо мы богатая, счастливая и процветающая страна, которая легких путей не ищет )))

Я тут писала с таким воодушевлением, что, наверное, сложилось впечатление, что наконец-то нашлось чудодейственное средство от ДЦП – типа лег на операционный стол, заснул, проснулся – и ты здоров! Но, к сожалению, все не так просто. Человеческий организм – сложная штука, человек, привыкший двигаться определенным образом под воздействием спастики, даже после ее устранения не станет внезапно ходить легкой, непринужденной походкой. Необходимо корректировать каждое неправильное движение до тех пор, пока не сложится правильный стереотип, а это результат долгой и упорной реабилитации, о которой, скорее всего, будет следующий пост.

А этот мне хотелось бы завершить хорошей новостью ))6 ноября Дмитрий Юрьевич Зиненко приезжает в Ингушетию и будет проводить прием в Медицинском центре «Леге Артис».Раньше я скептически относилась к приезжим докторам, теперь знаю, что зря ))

ЗЫ: Друзья, если в этой публикации есть информация, которая может оказаться полезной для ваших подписчиков, сделайте, пожалуйста, репост ))

7 Комментариев


  • Популярные
  • По порядку